04.07.2022 07:32

Экскурсия с воспоминаниями.

2022-07-01_19-04-22.png20220616_155342.jpg20220616_154105.jpgПчелинцев М.Ф..jpg

Жительница Малой Сердобы Аралина Г.М. в наш музей пришла с внуками, из Пензы. С Пасада - теперешней улицы Гагарина, где живет Галина Михайловна, начиналась Сердоба. Она, конечно, это знает. А вот внуки тоже должны знать, что бабушка с дедушкой живут на исторической улице, где в 1705 году прямо в остроге, из которого направлялись конные казаки и пахотные солдаты на свои сторожевые посты, была построена первая в Сердобинской слободе церковь.

Обзорная экскурсия по музею началась из зала древней истории. А вот в зале русской избы гости задержались надолго. Детям здесь был интересен каждый предмет крестьянского труда и быта. И, конечно же, не могли не зайти в зал воинской славы, где на одном из стендов висит портрет отца Галины Михайловны Пчелинцева М. Ф., участника Великой Отечественной войны. Здесь у стенда внуки получили очень ценную информацию о прадедушке Михаиле, включая  воспоминания самого героя войны, оставленные им в музее еще в 80-ые годы.

Родился Михаил Федорович в Малой Сердобе в 1915 году. Четыре года отслужил в морфлоте и в звании старшины осенью 1940-ого  вернулся домой. А 2 июля 1941 года пришла повестка из военкомата. Шла Великая Отечественная война. В первые дни войны на фронте сложилось тяжелое положение, поэтому большинство офицеров, старшин и краснофлотцев запаса после кратковременной общевойсковой подготовки были направлены на сухопутный фронт. В составе 62 отдельной морской бригады 11  стрелкового корпуса там оказался и Пчелинцев М.Ф.

Из воспоминаний бывшего солдата.

«Под Смоленском нас высадили из эшелона и сразу на передовую. Лето 1941-ого было жаркое. Но жарко было не только от солнца. Сюда пришелся самый мощный удар фашистской группы армий «Центр». Многие тогда из нашей бригады погибли. Я получил первое ранение и попал в госпиталь.

А после госпиталя  в другое пекло – под Сталинград. Особенно ожесточенные бои были на Мамаевом кургане. У фашистов техники и живой силы было намного больше, чем у нас. К этому времени я был уже командиром подразделения связистов.

        Одна из февральских ночей запомнилась надолго. Было морозно и тихо. И тишина эта настораживала. Изредка вспыхивали ракеты, или слышалась автоматная очередь. Но лишь только забрезжил рассвет, начался ураганный артобстрел. Самолеты с черными крестами сверху сыпали сотни авиабомб. Связь была прервана. Во что бы то ни стало ее надо было наладить. Как командир подразделения я послал одного бойца узнать, где обрыв провода. Боец не вернулся, а связь по-прежнему не работала. Послал второго, но и тот не вернулся. Тогда, передав свои полномочия заместителю, пополз сам. Прополз несколько метров – перебило левую руку. Превозмогая боль, полз дальше, через некоторое время  перебило вторую, и я потерял сознание. Сколько пролежал, не помнил. Очнулся, когда меня  в какую-то ложбинку принесли наши солдаты и стали перевязывать».

Много крови потерял тогда старшина Пчелинцев, переправили его с другими ранеными через Волгу в госпиталь, в Ульяновск. Лечение предстояло длительное. Оказалась перебита кость, стал инвалидом II группы. На фронт больше не попал, но военкомат отправил в Днепропетровск, работать в органах НКВД. После оккупации в городах осталось много враждебных элементов, остались и немцы. Причем все они были вооружены и работать было не менее опасно, чем на фронте. Убили товарища, с которым успел подружиться.

В Малую Сердобу Пчелинцев М.Ф. вернулся только в 1948 году. На груди орден Славы III степени, медали «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Работал в колхозе, даже будучи на пенсии помогал колхозу.